Цитаты Ашота Наданяна, афоризмы и выражения

Ашот Сергеевич Наданян — армянский шахматист, являющийся международным мастером (1997) и заслуженным тренером Армении (1998), тренер ФИДЕ (2007). Шахматный теоретик, внёс вклад в дебютную теорию: его именем названа система развития в защите Грюнфельда. Однако, несмотря на его более чем тридцатилетний опыт игры в шахматы, для многих людей стал известен именно как афорист – автор большого количества интересных и тонких афоризмов, высказываний, о шахматах и не только. Как иронично замечает сам Наданян: «Я тридцать лет занимаюсь шахматами и тридцать дней пишу афоризмы. Google, Яндекс и другие поисковики считают, что я писатель афоризмов, который немного умеет играть в шахматы. Это триумф или фиаско?»
Некоторые шахматисты перестают здороваться с соперником после проигрыша, некоторые — после выигрыша. Первые гораздо симпатичнее
Две пятёрки — качество, пять двоек — количество
Читая слова «шах» и «мат» наоборот, понимаешь, почему шахматы так популярны в Армении
В амбарах памяти зёрна от плевел не отделить
В спущенные колёса палки не вставляют
Два момента наводят ужас — когда не показывают отца Гамлета и когда показывают Кузькину мать
Вставай, диваном заклеймённый!
Дактилоскопия — это хиромантия в законе
Лучше увидеть детский мат, чем услышать взрослый
Не глумитесь над шахматистами. Легко ли сохранить душевное здоровье, когда изо дня в день теряешь коней, бьёшь слонов, нападаешь на королев?
И большие шишки набивают шишки
Вкус свободы лучше всего ощущаешь с кляпом во рту
Заключение брака — пожизненное заключение
Если некто назвался шахматистом, и при этом аккуратно причёсан, не дёргает ногами и внятно разговаривает, — он самозванец
Знания — это скелет шахматиста, опыт — его мышцы, а партии — душа
Афоризм нельзя прочитать по диагонали, но зато можно между строк
В наше время выслушать человека и понять, чем он дышит, способен лишь пульмонолог со стетоскопом
Женщины, в отличие от солдат, любят наряды вне очереди
Король без рокировки — что уголовник без татуировки
Если приговорённый к смерти чихнул, тактичный палач должен промолчать